Гей жестокость


На западе, на Тихоокеанском побережье, действующие вулканы извергают клубы дыма, а на востоке над фьордами нависают глетчеры величиной с Род-Айленд. В дни, предшествовавшие отплытию последнего корабля, жизнь на Франт-стрит била ключом. На одном ее конце, юго-восточном, находится столица Джуно и область не замерзающих круглый год гаваней.

Гей жестокость

Здесь было достаточно места, чтобы разместить запасы для почти жителей Нома, равно как и для многих из десяти тысяч жителей Аляски, живущих в разбросанных там и сям деревнях и поселках на полуострове Сьюард, и не только там. Но Кертис Уэлч оставался. Перейти к описанию Следующая страница.

Гей жестокость

Внезапно наступает жестокий холод со снежными буранами, которые длятся по нескольку дней, изоляция становится почти полной, а это способно сокрушить даже самую сильную душу. Мужчины, у которых не было работы в Номе, брали сети и спускались вниз по реке к морю, где ловили лосося или гольца, а женщины своими изогнутыми стальными ножами, улу, распяливали рыбу на сушилках, чтобы она вялилась на холодном морском воздухе.

Ближе суда подойти не могли без риска напороться на прибрежные мели.

Золото, люди и собаки. Теперь они остались одни, по крайней мере до весны.

От Нома до Сибири ближе, чем до любого крупного города Аляски, а чуть севернее в ясный день можно увидеть за Беринговым проливом Россию. Эскимосы, постоянно жившие в Номе, обитали в полутора милях к западу от города, на острове Сэндспит в устье Снейк-ривер.

Работали весь день напролет, а иногда даже ночью. Они готовились к зиме так же, как и веками до этого. Мужчины прибивали на место оторванные доски и якорили дома канатами, чтобы их не снесло ветром. Но Кертис Уэлч оставался. Он расположен на два градуса южнее Полярного круга, на южном берегу полуострова Сьюард — насквозь продуваемой ветрами полоски суши длиной миль.

Кертис Уэлч был единственным на сотни миль врачом в этом позабытом богом краю у Берингова моря, и за прошедшие восемнадцать лет он часто наблюдал внезапный, как это бывает на Севере, приход зимы. Для авторов и правообладателей. Город сделался торговым центром региона, и многие аляскинцы приезжали сюда зимой, чтобы сделать разнообразные покупки — от скобяных изделий до штор или угля.

Кертис Уэлч был единственным на сотни миль врачом в этом позабытом богом краю у Берингова моря, и за прошедшие восемнадцать лет он часто наблюдал внезапный, как это бывает на Севере, приход зимы. Пора было задраивать люки и посылать на берег четкий сигнал: В глубине суши над бескрайними лесными просторами вздымается до облаков высочайший пик Северной Америки, гора Мак-Кинли.

Для авторов и правообладателей. Каждую осень половина жителей покидала город одним из последних рейсов и не возвращалась до весны. Он так и жил здесь все время, если не считать недолгой медицинской практики на Большой земле во время Первой мировой войны. Шли недели, солнце опускалось над горизонтом все ниже, ледяные и снежные поля из белых становились золотыми, а затем одевались сиреневыми сумерками.

С июля по октябрь Берингово море свободно ото льда и Ном открыт для пароходов и шхун, приплывающих из Сиэтла, который находится в 14 днях пути. Работали весь день напролет, а иногда даже ночью.

Теперь они остались одни, по крайней мере до весны. В начале ноября море замерзает и свет еле сочится с неба. Дети возвращались домой из тундры с полными ведрами ягод, которым предстояло превратиться в варенье или, еще лучше, в наливки, что формально было запрещено с тех пор, как в стране был введен сухой закон.

Для авторов и правообладателей. На одном ее конце, юго-восточном, находится столица Джуно и область не замерзающих круглый год гаваней. Было темно, температура опустилась ниже 50 градусов.

Дни становились короче, солнце светило всего четыре часа, а температура стремительно понижалась. Старатели, которые все лето искали золото в холмах неподалеку от Нома, возвращались в резиновых сапогах выше колен и шерстяных бриджах и, сидя в гостиницах или кафе, дожидались погрузки на корабль.

Но Кертис Уэлч оставался. Уэлч полюбил Аляску сразу, как только приехал сюда в году, и это чувство только окрепло с годами. Аляска — земля контрастов. Мужчины прибивали на место оторванные доски и якорили дома канатами, чтобы их не снесло ветром. Работали весь день напролет, а иногда даже ночью.

Здесь было только два времени года: Здесь было достаточно места, чтобы разместить запасы для почти жителей Нома, равно как и для многих из десяти тысяч жителей Аляски, живущих в разбросанных там и сям деревнях и поселках на полуострове Сьюард, и не только там.

На одном ее конце, юго-восточном, находится столица Джуно и область не замерзающих круглый год гаваней. В городе иней одел все вокруг, поверхность моря разгладилась и покрылась толстыми льдинами, которые тянулись до островов Прибылова, в милях к югу. Телеги, запряженные лошадьми, и тачки двигались по Франт-стрит к огромным деревянным складам на берегу Снейк-ривер в западной части города.

Деревянные мостовые поскрипывали, а тротуары прогибались из-за непрерывного движения к берегу и обратно. В начале х годов Ном был самым отдаленным поселением на северо-западе Северной Америки. В дни, предшествовавшие отплытию последнего корабля, жизнь на Франт-стрит била ключом.

Здесь было достаточно места, чтобы разместить запасы для почти жителей Нома, равно как и для многих из десяти тысяч жителей Аляски, живущих в разбросанных там и сям деревнях и поселках на полуострове Сьюард, и не только там. Телеги, запряженные лошадьми, и тачки двигались по Франт-стрит к огромным деревянным складам на берегу Снейк-ривер в западной части города.

Бешеный Билл Шаннон на упряжке из девяти собак пустился в путь. Они готовились к зиме так же, как и веками до этого. Гей и Лейни Сэлисбери Жестокие мили История о собаках и людях, победивших в гонке ради спасения детей.



Руское видео порно студент
Секс во время угрожающей беременности
Древни секс порно
Смотреть секс с
Dj пси транс
Читать далее...